Новости Александр Невзоров От Эколь Невзорова Лошади Лидия Невзорова Лошадиная Революция
Научно-исследовательский центр Фильмы Издательство Homo. Антропология Фотогалерея СМИ Ссылки Контакты

Интернет-магазин



Nevzorov Haute Ecole


Майкл Бевилакка - официальный представитель NHE в Канаде и США

equiforme@yahoo.ca

Это были мои летние каникулы за городом в деревне. Мое первое настоящее знакомство с миром лошадей началось с двухлетнего коня, которого наш сосед привез себе для занятий и развлечения. У него на носу были шрамы от натирающего морду недоуздка или цепочки, полученные во время безумных скачек на корде, а также рубцы на крупе от ударов бичом. Когда его ежедневные занятия заканчивались, я подолгу простаивал у решетки его уличного денника, пытаясь уговорить откусить кусочек морковки вместо того, чтобы пытаться откусить кусочек меня. Тогда я ничего не знал о лошадях и их обучении, но я чувствовал, что эта лошадь нуждается в друге. Мне было 9 лет.

Лошади всегда занимали мой ум, но я никогда не преследовал цель начать заниматься в спортивной школе, для того чтобы научиться ездить верхом. Жизнь продолжалась. Я служил в армии, потом стал частным пилотом, затем консультантом по безопасности, а также контрразведке по военным контрактам, кроме того, был телохранителем некоторых корпоративных клиентов. Я начал уставать от бесконечных часов вдали от дома. И я решил, что пора взять отпуск, а заодно и уроки верховой езды.

Спустя столь долгое время, с тех самых пор, когда я последний раз видел того коня, я вдруг почувствовал, что время пришло. Мир, в котором я жил, был сплошной гонкой и мой ум всегда был переполнен мыслями. Моя работа была слишком тесно связана с поступками людей, совершаемыми из жадности или ненависти. С той лошадью весь мир вокруг меня, вместе с ее тренером, исчезал, ко мне возвращался внутренний покой и осознание того, что все это время я блуждал в темноте. С этого момента моя жизнь изменилась навсегда.

Я узнал многое, от разных людей из разных отраслей конного мира, они делились со мной своим опытом и личными знаниями: конезаводчики, инструкторы по вестерну, выездке. Я стал замечать, что среди людей с опытом, тех, кто провел немалую часть жизни среди лошадей, встречались те, кто с осознанным раскаянием знающего человека, говорили "Да, это делается так, но..."

Однажды я зашел в тренировочный манеж, увидел на корде лошадь, она вырывалась и вставала на дыбы от ужаса и паники, и это напомнило мне ту первую лошадь, которую я видел. Я стал наблюдать, пытаясь понять суть обучения, я изучал это, но я не мог делать так же. Еще не зная научной стороны вещей и физиологических обоснований, я уже тогда не мог смириться с ездой на уздечке. Меня вела моя интуиция, основанная на том, что я видел просто глядя на выражение лошадиных лиц. Как и многие другие, я, в поисках альтернативы, пришел к Парелли. Но даже там все было ограничено негативным подкреплением, которое я смог применить только в первом уровне. Я не стал последователем ни классических канонов, ни этой популярной альтернативы. Но люди, видя, как я делаю спокойными некоторых "безумных" лошадей, а также как я работаю со своими собственными лошадьми, стали приходить ко мне с просьбой заниматься с их лошадьми.

То, что я делал, работало, но если бы меня спросили, как я это делаю, я бы затруднился ответить что-либо конкретное! Каждая лошадь - это индивидуальность. У меня не было никакого особого метода. Для меня было важно найти подход к каждой конкретной лошади. Без зрителей. Без помех. Все заключалось в спокойном и мягком объяснении лошади того, что я от нее хочу.

Проблема, с которой я столкнулся, заключалась в том, что хозяева относились к своим лошадям иначе, чем это делал я, когда работал с ними, учил их. Лошади прекрасно вели себя со мной, но в конечном итоге не со своими хозяевами, которые продолжали оставаться частью традиционной школы. Я был восхищен работой с Фредериком Пиньоном и Магали Дельгадо (знаменитая Cavalia), но я понял, что не увидел ничего такого, чего уже не знал бы сам. После того, как я изучил и общепринятый подход, и много других методов, работал своим собственным "непостижимым" путем, мне продолжало казаться, что я все время возвращаюсь к тому, с чего начал. Я понял, что так ничего и не узнал. И тогда, через Лидию, я открыл для себя Haute Ecole Невзорова.

Думаю, эти люди напомнили мне о том, как важно по-настоящему быть с лошадью. Как в тот день, когда мир исчез вокруг меня, и были только я и лошадь. Видя, что может дать лошадь, но будучи окруженным противоположными взглядами, преобладающими в лошадином мире, я оказался между двух огней. И они помогли мне постигнуть то, что я считал "непостижимым", то, что на самом деле уходит корнями к внутренней связи с лошадью. С их помощью, поддержкой и ободрением, я делаю с лошадьми то, что я никогда не надеялся сделать так легко, то, о чем я раньше даже не думал. Все стало налаживаться. Это был долгий путь. Мы с моей женой Моникой поселились подальше от города вместе с нашими лошадьми. Летние каникулы теперь не закончатся никогда. Но на этот раз все так, как я всегда хотел.

 

 

 

 



Copyright © NEVZOROV HAUTE ECOLE, 2004 - 2011.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены
в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
Адрес электронной почты редакции: Journal@HauteEcole.ru